[an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]

 OWL Публикации

Библиографический обзор исследований по проблемам гендерных стереотипов

09-05-2002 Т.Б. Котлова, Т.Б. Рябова

 

Исследования ведутся учеными Ивановского Государственного
Университета при поддержке Минобразования РФ в
рамках научной программы "Гендерные исследования".
Работа опубликована в журнале "Женщина в российском обществе",
2001. ¦ 3-4. При перепечатке ссылка обязательна.

Социокультурные стереотипы находятся сегодня в центре внимания ученых самых разных специальностей - социологов, психологов, политологов и т.д. В последние годы эта тематика разрабатывается не только западноевропейскими, американскими, но и российскими учеными.

Библиографический обзор научных работ функционирования социокультурных стереотипов охватывает результаты исследований американских, западноевропейских и отечественных ученых последних десятилетий. Однако он построен в большей степени не по территориальному принципу (страна издания), а по проблемно-тематическому (направленность, концептуальные основы изучения).

Авторы не претендуют на всеобъемлющий характер обощения, поскольку про-цесс изучения влияния гендерных стереотипов на жизнедеятельность общества чрезвы-чайно динамичен и непрерывно обогащается новыми исследованиями. В предлагаемом обзоре ставится задача выявить основные направления и концептуальные основы дан-ной проблемы.

Начало формированию теории стереотипизации положили американские ученые. В 1922 году вышла книга Уолтера Липпмана "Общественное мнение", которая ввела в научный оборот понятие "стереотип". "Стереотипы, - писал У. Липпман,- это предвзя-тые мнения", которые "решительно управляют всем процессом восприятия. Они мар-кируют определенные объ-екты как знакомые или незнакомые, так что едва знакомые кажутся хорошо известными, а незнакомые - глубоко чуждыми. Они возбуждаются знаками, которые могут варьировать от истинного индекса до неопределенной анало-гии" [144].

Теория стереотипа рождалась в условиях обострившегося внимания ис-следователей к изучению массового сознания. В отличие от традиционного, чисто философского подхо-да к сознанию, Липпман выдвинул функцио-нальную проблему влияния уже имеющегося, содержащегося в сознании знания о предмете на восприятие самого предмета. Главным для него была устойчивость стереотипа, которую Липпман объяснял функцией защиты социальных ценностей соответствующей социальной группы. Тезис о взаи-мосвязи устой-чивости стереотипа с его функцией социально-психологиче-ской и идеологической защиты объекта, представляющего ценность для данной социальной общности, а также объяснение эмоционального "заряда" стереотипа этой же функцией имели важное научное значение [103, с. 168], однако у автора теории не получили должного развития.

Теория американского ученого была с интересом воспринята не только в США, но и в Западной Европе. Уже в 60 - 70-е годы выявилось несколько научных проблем в изучении социальных стереотипов. В связи с активиза-цией феминистского движения и развитием женских, а затем и гендерных исследований, в центр внимания социологов, психологов, философов были выдвинуты социополовые аспекты стереотипизации об-щественного сознания.

Еще в 1957 году американские ученые Дж. Мак Ки и А. Шеррифс за-ключили, что типично мужской образ - это набор черт, связанный с социально не ограничивающим стилем поведения, компетенцией и рациональными способностями, активностью и эф-фективностью. Типично женский образ, напротив, включает социальные и коммуника-тивные умения, теплоту и эмоциональную поддержку. При этом чрезмерная акцентуа-ция как типично маскулинных, так и типично феминных черт приобретает уже нега-тивную оценочную окраску: типично отрицательными качествами муж-чины признают-ся грубость, авторитаризм, излишний рационализм и т.п. Те же авторы пришли к выво-ду, что в целом мужчинам приписывается больше положительных качеств, чем женщи-нам [148]. Причем чаще всего речь идет о воспринимаемых, а не о действительно суще-ствующих различиях между полами. Сегодня ученые все активнее ставят задачу выяс-нить, насколько стереотипы соответствуют действительности, в какой мере они оши-бочны или верны.

В советское время российские ученые могли познакомиться с выводами зару-бежных исследователей в основном через обзорные статьи, публиковавшиеся в цен-тральных изданиях. Одной из первых публикаций на интересующую нас тему стала статья В.А. Ядова, вышедшая в журнале "Философские науки" в 1960 году [112]. Позднее проблематика социальных стереотипов с точки зрения западной науки осве-щалась в работах В.С. Агеева [1, 2, 3], Т.А. Репиной [78], П.Н. Шихирева и др. [103, 104]. В 90-е годы работы американских и европейских ученых стали доступны более широкому кругу читателей. Результаты исследований зарубежных коллег являются ос-новой, на которую опирается в этих вопросах современная российская наука.

Заметным явлением в исследовании процесса структурирования гендерных сте-реотипов стала вышедшая в 1974 году работа Е. Маккоби и К. Джеклин "Психология половых различий", которая оказалась своеобразной революцией в психологии поло-вых ролей. На огромном фактическом материале авторы доказали, что, по существу, нет фундаментальных врожденных различий в психологических особенностях мужчин и женщин во многих областях, где раньше эти различия признавались; те же различия, которые имеются у ма-леньких детей, по крайней мере, недостаточны, чтобы обосно-вать традици-онное неравенство гендерных ролей, существующее в западном обще-стве [145].

Эти выводы актуализировали результаты исследований американской уче-ной-антрополога Маргарет Мид. Еще в 30-е годы XX века она показала, что считающееся "мужским" в одном обществе, в другом может восприниматься как "женское". В соци-альной иерархии изученных ею обществ по-разному определялись роли матери и отца, позиции мужчин и женщин. Она приводит данные исследования, проведенного ею в Новой Гвинее в трех разных племенах, в двух из которых преобладал феминный, либо мас-кулинный тип воспитания детей обоего пола, в третьем же племени роли мужчин и женщин были противоположны традиционным европейским ро-лям [65].

Многогранность, сложность феномена стереотипа определили исключи-тельную разноречивость его характеристик в науке. Однако уже на начальном этапе американ-ские социологи пытались выделить некоторые характерные черты, которые не потеря-ли актуальность и по сей день: "Ко-гда о понятии говорят как о стереотипе, то подразу-мевается, что оно: 1) скорее простое, нежели сложное или дифференцированное; 2) скорее оши-бочное, нежели точное; 3) что оно было усвоено скорее от других, нежели получено в непосредственном опыте с действительностью, которое оно предположительно представляет; 4) оно устойчиво к воздействию нового опыта" [103, с. 169].

Американский ученый У. Вайнэки, изучая стереотип, также подметил, что он от-личается от других видов знания тем, что соотносится главным об-разом не с соответст-вующим объектом, а со знаниями других людей о нем. Стереотип - знание стандарт-ное, в этом его главная отличительная особенность, подчеркивал исследователь в своей статье "Стереотипы как социальная концепция", опубликованной в 1957 году в "Journal of Social Psychology" [165].

Комментируя теорию американского ученого, российский психолог П. Шихирев подметил, что "главное в стереотипе - не сама истинность, а убе-жденность в ней, при-чем отличительной особенностью убежденности, со-путствующей стереотипу, является ее устойчивость, прочность" [104, с. 116].

В конце 70-х годов американский ученый Г. Тэшфел суммировал основ-ные выво-ды в области изучения социального стереотипа: "1. Люди с легкостью проявляют го-товность характери-зовать обширные человеческие группы (или социальные категории) недифференцированными, грубыми и пристрастными признаками <…> 3. Социальные стереотипы в некоторой степени могут изменяться в зависимости от социальных, поли-тических и экономических изменений, но этот процесс происходит крайне медленно <…> 5. Они усваиваются очень рано и использу-ются детьми задолго до возникновения ясных представлений о тех группах, к которым они относятся" [цит. по: 1, с. 95].

Сегодня все большее число ученых соглашается с представителями но-вой психо-логии пола [117, 145], которые считают, что основную роль в формировании психиче-ского пола и гендерной роли играют социальные ожидания общества, которые возни-кают в соответствии с конкретной социально-куль-турной матрицей и находят свое от-ражение в процессе воспитания. Причем пол психический, социальный, который ус-ваивается прижизненно, играет большую роль, чем пол биологический [78, с. 159].

В патриархатном общественном сознании приватная сфера всегда занимает вто-ричное, подчиненное положение. Е. Маккоби и К. Джеклин подчеркивали, что никакой стереотип полоролевого поведения так не прочен, как представление о том, что жен-щины зависимы. Вместе с тем они указывали, что эта черта в раннем возрасте харак-терна для детей обоего пола, но закрепляется она, главным образом, в поведении дево-чек и становится устойчивой чертой личности, так как поддерживается социаль-ными ожиданиями окружающих людей [145].

Начиная с 60-х годов, большую популярность приобретают исследования стерео-типных представлений о способностях мужчин и женщин, их компетентности в раз-личных сферах деятельности и причинах профессиональных успехов. Так, П. Голдберг обнаружила известную долю предубежденности женщин против самих себя в сфере научной деятельности, а именно: студентки колледжей более высоко оценивают статьи, написанные мужчинами, нежели женщинами.

Делая обзор результатов исследований западноевропейских и американских уче-ных, посвященных специфике гендерных стереотипов, Т. Виноградова и В. Семенов приводят данные, которые свидетельствуют, что "на ранних этапах онтогенеза (при-мерно до 7 лет) девочки в своем интеллектуальном развитии опережают мальчиков" [18, с. 64]. В дальнейшем эти различия сглаживаются, и взрослые мужчины и женщины по усредненным показателям интеллектуального развития не отличаются.

Интересны данные, касающиеся математических способностей женщин и муж-чин. Среди учеников начальной школы, по данным психометрических исследований, различий в уровне математических способностей не обнаруживается, они начинают проявляться в подростковом возрасте и касаются в основном сложных форм мышле-ния; с годами различия в уровне математической одаренности возрастают. Эти данные, опубликованные в работе Д. Виссера, были подвергнуты резкой критике со стороны Е. Феннема, по мнению которого, женщины под влиянием определенных социальных и психологических факторов редко выбирают математику и смежные с ней дисциплины в качестве предпочитаемых курсов, и поэтому вывод о том, что мужчины обладают более выраженными математическими способностями, был сделан на основе исследований, где "фактически сопоставлялись не мужчины и женщины, а люди с более высокой и более низкой математической подготовкой" [166, 129].

Причиной отставания женщин в математике, таким образом, служат усвоенные стереотипные половые роли. "Если успех в той или иной области не соответствует стандартам женской половой роли (как это имеет место в случае занятий математикой), то у женщин может актуализироваться так называемый мотив избегания успеха", - счи-тает Синглтон, автор работы "Половые роли в познании" [156].

Дж. Боулинг и Б. Мартин полагают, что основную причину, препятствующую на-учной и изобретательской деятельности женщин, следует искать в традициях и уста-новках, глубоко укоренившихся в современном обществе. По их мнению, в науке, как и в обществе, царит патриархат - "социальные отношения, которые поддерживают кол-лективное доминирование мужчин практически во всех наиболее важных и престиж-ных областях" [цит. по: 18, с. 68].

Зарубежные авторы, тщательно проанализировав исследования о степени актив-ности мальчиков и девочек, их стремлении к достижению цели и доминантности, также отрицают наличие психологических различий в этих сферах, утверждая, что девочки не менее активны в своей деятельности, чем мальчики, но сферы их активности могут от-личаться [см.: 78, с. 161].

Половая стереотипия существует в любом обществе, хотя ее содержание не явля-ется неизменным. Т.В. Виноградова и В.В. Семенов, опираясь на результаты норвеж-ских ученых, подчеркивают, что в современном обществе мальчики более стереотипи-зированы по отношению к половым ролям, чем девочки [18, с. 69].

Формированию стереотипных гендерных ролей способствует дифференцирован-ное отношение преподавателей к учащимся разного пола. Исследования, проведенные в школах разных стран, показали, что мальчикам уделяется больше внимания (учителя в среднем отводят девочкам на 20% времени меньше, чем мальчикам); мальчиков чаще привлекают к демонстрации различных опытов в классе, девочек же обычно сажают писать протокол; учителя ожидают от мальчиков более высоких результатов, особенно там, где требуется абстрактное мышление, и более высоко оценивают их работу [161].

Зарубежные ученые, анализируя пути формирования стереотипов, обратили вни-мание на содержание учебников и учебных пособий. Выяснилось, что женщины-ученые в учебниках практически не представлены, даже те, которые получили извест-ность; если же женщины и девушки появляются на страницах учебников, то в наиболее традиционных ролях и сферах деятельности. "Другими словами, учебная литература пишется мужчинами и для мужчин" [157].

Проблема структурирования и функционирования гендерных стереотипов в сис-теме дошкольного воспитания и общего среднего образования активно исследуется со-временными российскими учеными. Интерес представляют результаты исследования коллектива мурманских ученых под руководством Л.В. Штылевой. В монографии "Гендерный подход в дошкольной педагогике: теория и практика", опубликованной в 2001 году, подробно анализируется процесс гендерной социализации детей в современ-ном российском обществе и место в нем дошкольного образовательного учреждения, показывается, как патриархатные стереотипные представления о ролях мужчин и жен-щин, закладываемые в сознание ребенка, ограничивают возможности самореализации личности во взрослой жизни [22].

Феномену "исчезающей одаренности" девочек по мере их взросления посвящены исследования московского психолога Л.В. Поповой. На основе конкретных социологи-ческих исследований, обширных научных обобщений она делает вывод о том, что ори-ентированность девочек в процессе социализации на обслуживание семьи в определен-ной степени предопределяет их будущий заниженный социальный статус [71].

В статье "Гендерная социализация в детстве" Л.В. Попова подробно анализирует процесс конструирования полоролевых различий на протяжении детства. На обширном социологическом материале она убедительно показывает, что "конструирование ген-дерных компонент личности идет на протяжении всего дошкольного возраста" [70, с. 46].

Проблеме формирования андрогинных качеств у ребенка, успешно сочетающих в себе традиционно определенные обществом как мужские и женские, посвящена работа Н.А. Коноплевой "Одаренность и гендер". Ученая исследовала психологию художест-венно одаренных детей и пришла к выводу, что мальчики проявляют заботливость, чувствительность, мятежность, эстетическую утонченность, пассивность, эмоциональ-ность, богатое воображение - то есть те качества, которые в обществе традиционно считаются "женскими". В то же время девочки проявляют смелость, уверенность, аг-рессивность, независимость, самоутверждение, честолюбие - качества, которые припи-сываются обществом мужчине. Н.А. Коноплева обозначила тревожную тенденцию: общество, ориентированное на жесткие представления о том, что есть "мужское" и "женское", нередко отвергает и подавляет одаренность именно по причине "нарушения правил поведения, предписанных биологическому полу человека, в данном случае ре-бенка" [52].

Здесь уместно упомянуть исследование американской ученой С. Бем, которая, об-суждая проблемы жизнеспособности маскулинного и фемининного типов личности, выявила, что наиболее приспособленным к жизни является достаточно распространен-ный андрогинный тип, имеющий черты и того, и другого пола [115].

Концептуальные основы гендерной социализации мальчиков и девочек рассмат-риваются в работах Н.Л. Пушкаревой "Гендерная асимметрия современной социализа-ции и перспективы гендерной педагогики", "Сексизм в литературе для детей и пути его преодоления" [76, 77]. Анализируя гендерные концепции в психологии и социологии, ученая формулирует общественные факторы, влияющие на различные пути усвоения норм полового поведения, среди них "традиции и культура данного общества в целом", "поведение родителей и педагогов" [76, с. 30]. К исключительным по значимости вну-шения гендерным стереотипам автор относит традиционные и авторские детские сказ-ки. Анализируя тексты русских сказок, Н.Л. Пушкарева приходит к выводу, что "в большинстве своем они "конструировали" сильного, доминирующего мужчину и сла-бую, зависимую, пассивную женщину", способствуя "воспроизведению патриархатно-го сознания" [77, с. 57].

Отечественные психологи, занимающиеся исследованием социальных стереоти-пов [1, 2, 3, 6, 18, 33, 34, 35, 78, 109, 110, 111], фактически единодушны в том, что по-ловозрастные закономерности формирования представлений и установок мужественно-сти/женственности "являются прежде всего закономерностями усвоения и присвоения, интериоризации существующих в культуре полоролевых стереотипов, проявляющихся в непосредственном поведении людей" [35, с. 54]. Эту же идею подтверждают Ю.Е. Алешина, А.С. Волович, которые отмечают, что "результаты работ, проведенных за последние 15 лет, дают все больше доказательств в пользу социокультурной детер-минации половых различий" [6, с. 74].

В статье "Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины" те же авторы показы-вают специфику социализации мальчиков и девочек и влияние на этот процесс гендер-ных стереотипов. По их мнению, в современном обществе девочки с раннего детства через семейный опыт, через средства массовой информации усваивают необходимость совмещать женскую роль с профессиональной, "причем вопрос об их иерархии остает-ся открытым. В то же время мужская и профессиональная роли представлены как тож-дественные, так как никакие иные мужские проявления практически нигде не описы-ваются. В итоге женская роль выглядит не только второстепенной, но и более тяжелой, с двойной нагрузкой". Авторы подчеркивают противоречие, которое они видят в со-временной социокультурной ситуации: существующие стереотипы толкают мальчиков на пассивность, а девочек - на гиперактивность и доминантность, хотя им предстоит жить в обществе, ориентированном на традиционные полоролевые стандарты [6, с. 79].

Эмпирические данные исследований, проведенных российскими учеными, под-тверждают обобщения Г. Тэшфела о том, что социальные сте-реотипы формируются очень рано. В литературе высказывались предполо-жения, что процессы групповой иден-тификации и усвоения групповых сте-реотипов идут рука об руку и обусловливают друг друга [1, с. 100].

В отечественных гендерных исследованиях прочно утверждается и такое направ-ление исследования процесса формирования и воспроизводства гендерных стереоти-пов, как гендерный анализ текстов учебной литературы для общеобразовательной шко-лы [14, 29, 45, 56].

Значительная часть зарубежных исследований посвящена выявлению функций гендерных стереотипов. К наиболее важным большинство исследователей отнесли оп-равдание и защиту существующего положения вещей, в том числе фактического нера-венства между полами. Нередко для обоснования оправдательной функции данных сте-реотипов в обществе обращались к далекому прошлому, пытаясь понять существую-щую асимметрию на основе культурно-исторического опыта. Так, анализируя образ женщины в истории, Дж. Хантер пришла к выводу, что процесс женской эмансипации с античности однозначно связывался с деструктивными социальными последствиями, с распадом морали и разрушением семьи. Например, одной из главных причин падения Римской империи назывался далеко зашедший процесс женской эмансипации. Дж. Хантер считает также, что на содержание современных полоролевых стереотипов большое влияние оказала христианская традиция, рассматривающая женщину как ис-точник зла; не случайно именно женщины и составили основной контингент жертв ин-квизиции [139]. В.С. Агеев справедливо замечает, что эти и другие факторы культурно-исторического порядка повлияли на то, что С. Бем назвала "бессознательной идеологи-ей" о естественном месте женщины в обществе [2, с. 154]. В зарубежной науке подвер-гаются анализу и другие функции стереотипов - регулятивная, объяснительная, транс-ляционная.

В последние годы все более популярными становятся исследования ретрансляци-онной функции социополовой стереотипизации. В частности, об-суждаются важные во-просы о том, каким образом различные социальные институты, литература, искусство, средства массовой информации и другие каналы коммуникации способствуют (или препятст-вуют) формированию и распространению гендерных стереотипов. И это не случайно. Массовая культура предоставляет возможность манипулировать сознанием людей, поэтому и властным структурам, и ученым очень важно изучить механизмы стереотипизации сознания.

Этой проблеме посвящены многочисленные работы отечественных исследовате-лей. Методологические основы изучения роли гендерных стереотипов в создании муж-ских и женских образов в средствах массовой информации заложены в трудах О.А. Ворониной [19, 20]. В сборнике "Женщина и визуальные знаки" в центре внима-ния ученых - образ женщины, внедряемый в массовое сознание посредством рекламы, кино, фотографии, массмедиа, периодической печати [29]. Использование гендерных стереотипов в рекламе анализируется в работах О.А. Ворониной [19], М.В. Томской [92], Е.А. Шибановой [100], Н.Ю. Каменецкой [37], Е.В. Машковой [64], И.В. Грошева [27], О.В. Туркиной [93], А. Юрчак [108], А. Альчук [7] и др.

Значительное количество научных статей связаны с исследованием процесса воспро-изводства гендерных стереотипов в российской культуре и искусстве [100, 73, 114, 36].

Особую группу исследований составляют теоретические труды, в которых рас-сматривается функционирование гендерных стереотипов в сферах языкового сознания, философии, историософии. Это работы А.В. Кирилиной, О.В. Рябова, Г.А. Брандт и других авторов [39, 40, 41, 80, 81, 15].

Ряд исследователей (С.Г. Айвазова, З.А. Хоткина, О.М. Здравомыслова) анализи-руют влияние гендерных стереотипов на сегрегацию в общественном производстве и патриархатное разделение труда в семье [5 98, 32]. Так, известный ученый С.Г. Айвазова отмечает, что в массовом сознании советского общества "прочно бытовали стереотипы, сводившие женскую индивидуальность либо исключительно к материнству, либо к роли передовой труженицы. Но и эта роль увязывалась с нуждами и потребностями семьи, ее благом" [5, с. 299].

Изучая традиционные представления о мужских и женских ролях, В.С. Агеев об-ращает внимание на динамику формирования и изменения социальных стереотипов на различных уровнях межгруппового взаимодействия: "чем больше размер групп, чем выше уро-вень межгруппового взаимодействия, чем длительней история и опыт меж-групповых отношений, тем ригиднее, консервативнее, устойчивее будут со-ответствующие межгрупповые представления-стереотипы" [1, с. 101].

В американской литературе в 60-е годы XX века стереотип оценивался, как прави-ло, отрицательно, как установка, почти не поддающаяся влиянию нового опыта. Однако более поздние исследования показали, что это ее свойство относительно. Нельзя не со-гласиться с мнением В.С. Агеева, который считает, что "рассмотренный с психоло-гической точки зрения процесс стереотипизации не релевантен этической антиномии "хорошо или плохо". Сам по себе этот процесс не плох и не хо-рош. Он выполняет объек-тивно необходимую функцию, позволяя быстро, просто и достаточно надежно категори-зировать, упрощать, схематизировать ближайшее и более отдаленное социальное окру-жение" [1, с. 98].

Интерес представляет недавно вышедшая монография М.М. Малышевой "Совре-менный патриархат", где отражены процессы функционирования гендерных стереотипов в экономике, семейных моделях поведения, стратегиях реализации прав женщин [63].

Значительный вклад в изучение и развитие теории стереотипизации внес извест-ный российский ученый И.С. Кон. Проблема социокультурных стереотипов затрагива-ется практически во всех его крупных исследованиях. В статье "Психология половых различий" он одним из первых в советской психологической науке подчеркнул необхо-димость учета гендерного фактора в научных исследованиях: "…проблемы психологии половых различий и половой дифференциации не нашли достаточного отражения в отечественной психологии. Тогда как исследователям, занимающимся вопросами фор-мирования личности, необходимо иметь в виду, что все или почти все онтогенетиче-ские характеристики являются не просто возрастными, но половозрастными, а самая первая категория, в которой ребенок осмысливает собственное "я", - это половая при-надлежность" [49, с. 47]. Ученый отмечал, что теоретическая недооценка такой биосо-циальной категории, как пол, приводит к тому, что "традиционно мужские свойства и образцы поведения невольно принимаются и выдаются за универсальные…, что меша-ет пониманию специфических проблем женской половины человечества и противоре-чит принципу равенства полов, которое утверждает социалистическое общество" [49, с. 47]. Теоретико-методологическая статья И.С. Кона "Психология половых различий" была одной из первых отечественных научных работ по данной проблематике, ее появ-ление знаменательно, так как фактически автор признавал отставание советской науки в изучении гендерной проблематики во всех сферах знания, "так или иначе связанных с изучением пола", - социологии, сексопатологии, медицине.

"Половая идентичность основывается, с одной стороны, - писал И.С. Кон, - на со-матических признаках (образ тела), а с другой - на поведенческих и характерологиче-ских свойствах, оцениваемых по степени их соответствия или несоответствия норма-тивному стереотипу маскулинности или фемининности. Причем, как и все прочие са-мооценки, они во многом производны от оценки ребенка окружающими. Все эти харак-теристики многомерны и зачастую неоднозначны. Уже у дошкольников часто возника-ет проблема соотношения полоролевых ориентаций ребенка, т.е. оценки им степени своей маскулинности - фемининности, и его полоролевых предпочтений…" [49, с. 49]. Автор ставит важнейший с точки зрения методологии вопрос о том, какие психологи-ческие различия между полами установлены строго научно, "в отличие от ходячих мнений и стереотипов массового сознания". Изучив труды западных ученых, И.С. Кон соглашается, что различий между мужчинами и женщинами значительно меньше, чем принято думать, следовательно, полоролевые предписания, гендерные стереотипы имеют социокультурное происхождение.

В статье "Материнство и отцовство в историко-этнографической перспективе" И.С. Кон обращает внимание на еще одну малоисследованную проблему - институт отцовства. "Мысль о слабости и неадекватности "современных отцов" - один из самых распространенных транскультурных стереотипов общественного сознания второй по-ловины XX в." [46, с. 33]. Ученый отмечает, что представления о положении и функци-ях отца в советской литературе в ряде случаев совпадают с представлениями, господ-ствующими в США. В обеих странах публицисты констатируют рост безотцовщины, частое отсутствие отца в семье; незначительность и бедность отцовских контактов с детьми по сравнению с материнскими; педагогическую некомпетентность, неумелость отцов; их незаинтересованность и неспособность осуществлять воспитательные функ-ции, особенно уход за маленькими детьми. Сходные тенденции отмечают многие за-падноевропейские и японские авторы. И.С. Кон фактически доказывает, что идея о снижении роли отца в воспитании детей является кросскультурным стереотипом, кото-рый мало соответствует реальности: "По количеству контактов с детьми современные отцы не только не уступают прежним поколениям, но даже превосходят их, особенно в семьях, основанных на принципе равенства полов <…>

Почему же людям кажется, что отцовский вклад в воспитание детей снижается? Помимо других причин тут сказывается ломка традиционной системы половой страти-фикации", - делает вывод ученый. "Нельзя не согласиться с утверждением, - пишет И.С. Кон, - что сила отцовского влияния в прошлом коренилась прежде всего в том, что он был воплощением власти и инструментальной эффективности. В новых услови-ях отец стал более доступен для детей, более демократичен, чаще подвергается критике со стороны жены, в результате его авторитет, основанный на внесемейных факторах, снижается". Принципиально важно, что ученый подчеркивает социокультурное проис-хождение родительских реакций человека: "Родительские реакции человека являются преимущественно результатом научения… экспериментально доказано, что психологи-чески подготовленные отцы охотно любуются новорожденными, испытывают физиче-ское удовольствие от прикосновения к ним …и практически не уступают женщинам в искусстве ухода за ребенком" [46, с. 36]. Таким образом, традиционное жесткое разде-ление отцовских и материнских функций, как и других гендерных ролей, не является абсолютным биологическим императивом, это результат длительного исторического социокультурного развития общества.

Последние работы И.С. Кона посвящены проблемам мужской общественной жиз-ни, изучению парадигм маскулинности и мужских ролей [47, 48]. Ученый подчеркива-ет, что "в отличие от эволюционной биологии и психоанализа, склонных рассматривать маскулинность как нечто единое и объективно данное, психология, социология и ан-тропология чаще видят в ней продукт истории и культуры, считая "мужские свойства" производными главным образом, а то и исключительно, от существующей в обществе системы половых / гендерных ролей, которые ребенок усваивает в процессе социализа-ции. Место имманентного "мужского характера" занимают исторически изменчивые "мужские роли"" [47, с. 202]. По мнению И.С. Кона, "маскулинности, как и сами муж-чины и характерные для них стили жизни, неоднородны, многомерны и множественны, стереотип "настоящего мужчины" имеет смысл только в определенной системе взаимо-связанных социальных представлений" [47, с. 206].

В последние годы проблема стереотипов находилась также в поле внимания этно-графов [89, 107]. В 1991 году в издательстве "Наука" вышел сборник статей "Этниче-ские стереотипы мужского и женского поведения", в котором на широком этнографи-ческом материале рассматриваются вопросы символизации мужского и женского в раз-ных этнических средах, конкретные стандарты мужского и женского поведения у ряда народов Европы, Азии, Африки, Америки, Австралии. Книга явилась первым в совет-ской этнографии опытом комплексного изучения социально-культурной дифференциа-ции полов.

В предисловии к сборнику И.С. Кон отмечал, что "понятие "этнические стереоти-пы мужского и женского поведения" многозначно и включает по меньшей мере три ас-пекта: 1) половой символизм, образы маскулинности и фемининности в культуре, идеологии и обыденном массовом сознании; 2) социально-структурную половую стра-тификацию, дифференциацию мужских и женских ролей, деятельности и статусов; 3) индивидуальные поведенческие различия, соответствующие или не соответствую-щие нормативным представлениям и ролевым ожиданиям" [107, с. 4].

Авторам сборника удалось показать противоречивость, историчность полороле-вых стереотипов, опровергнуть упрощенный, биологизаторский подход к гендерным различиям и стереотипам. В статье И.И. Лунина и Г.В. Старовойтовой "Исследование родительских полоролевых установок в разных этнокультурных средах" подчеркнута мысль, что структура стереотипных представлений обусловлена не только этнокуль-турным своеобразием человеческого коллектива, но и исторической стадией развития соответствующего общества, уровнем его урбанизированности [62, с. 7]. На основании исследования, проведенного среди ленинградских родителей, авторы сделали вывод о том, что "порицание неадекватного полового поведения чаще и в более жесткой форме адресуется мальчикам, чем девочкам. Этот факт согласуется с тем особым значением, которое в архетипах традиционного сознания придается мужскому началу" [62, с. 16].

Методологическое значение имеет статья Т.Б. Щепанской "Женщина, группа, символ (На материалах молодежной субкультуры)", посвященная семиотическим ас-пектам повседневного поведения. Обычно эти проблемы обсуждались на материалах так называемых архаических обществ. Автор статьи использовала те же подходы в ис-следовании молодежной субкультуры современного города [106].

В настоящее время российские ученые все чаще обращаются к проблеме функ-ционирования гендерных стереотипов в политической сфере. Над этой проблематикой работают С.Г. Айвазова, Е.В. Кочкина, А.Темкина, Т.В. Барчунова, Н.А. Шведова, О.А. Хасбулатова и др. [4, 58, 59, 90, 13, 99, 97]. Обосновывается тезис о том, что в рос-сийской политической культуре функционируют стереотипы, основанные на гендерной идентификации мужчин.

Как видим, краткий библиографический обзор показывает, что проблематика, связанная с исследованием гендерных стереотипов в социокультурных процессах со-временной России, достаточно обширна, динамично развивается и охватывает многие сферы жизнедеятельности общества. Однако это лишь начало многогранной научной работы по изучению процессов влияния гендерных стереотипов на сознание и поведе-ние различных социальных общностей, проживающих в крупных мегаполисах, средних городах России, в сельской местности. Заслуживают дальнейшей разработки техноло-гии преодоления стереотипов в процессе социализации ребенка в детском учреждении и школе, в сферах политики и управления, на рынке труда и в средствах массовой ин-формации. Есть основания полагать, что результаты этих исследований могут пред-ставлять значительный интерес для социальной практики. Библиографический список

1. Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М., 1990.
2. Агеев В.С. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов // Вопросы психологии. 1987. № 2.
3. Агеев В.С. Психологическое исследование социальных стереоти-пов // Вопросы психологии. 1986. № 1.
4. Айвазова С.Г. Женщина и общество: Гендерное измерение политического процесса в России. М., 1997.
5. Айвазова С.Г. Контракт "работающей матери": советский вариант // Гендерный ка-лейдоскоп: Курс лекций / Под ред. М.М. Малышевой. М., 2001.
6. Алешина Ю.Е., Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопросы психологии. 1991. № 4.
7. Альчук А.А. Метаморфозы образа женщины в русской рекламе // Гендерные иссле-дования. 1998. № 1.
8. Аргер Дж. Половые роли в детстве: структура и развитие // Детство идеальное и на-стоящее. Новосибирск, 1994.
9. Аргунова В.Н. Гендерные проблемы в школьных учебниках истории // Гендерные отношения в России: история, современное состояние, перспективы: Материалы междунар. на-уч. конф. Иваново, 1999.
10. Арутюнян М. "Кто я ?": Проблема самоопределения юношей и девушек подростков // Женщины и социальная политика: (Гендерный аспект). М., 1992.
11. Балабанов С.С., Татарченко А.Ф. Возрастные особенности гендерной идентичности // Женщины России на рубеже XX - XXI веков: Материалы междунар. науч. конф. Иваново, 1998.
12. Барсукова С.Ю. Образ женщины-предпринимателя в средствах массовой информа-ции // ЭКО. 1998. № 2.
13. Барчунова Т.В. Сексизм в букваре // ЭКО. 1995. № 3.
14. Барчунова Т.В. Вариации в ж-миноре на темы газеты "Завтра" // Потолок пола. Но-восибирск, 1998.
15. Брандт Г.А. Природа женщины. Екатеринбург, 2000.
16. Буракова М.В. Влияние маскулинности - фемининности на восприятие и оценку женской прически // Российское общество накануне XXI столетия: Материалы всерос. конф. молодых ученых. Иваново, 1999.
17. Бутовская М.Л., Артемова О.Ю., Арсенина О.И. Полоролевые стереотипы у детей Центральной России в современных условиях // Этнографическое обозрение. М., 1998. № 1.
18. Виноградова Т., Семенов В. Сравнительные исследования познавательных процес-сов у мужчин и женщин: роль биологических и социальных факторов // Вопросы психологии. 1993. № 2.
19. Воронина О.А. Гендерная экспертиза законодательства в области СМИ. М., 1998.
20. Воронина О.А. Свобода слова и стереотипный образ женщины в СМИ // Знамя. 1999. № 2.
21. Гапова Е. Гендерные политики в национальном дискурсе // Гендерные исследова-ния. 1999. № 2.
22. Гендерный подход в дошкольной педагогике: теория и практика: В 2 ч. / Под ред. Л.В. Штылевой. Мурманск, 2001.
23. Головятинская М.Д. К вопросу о стереотипах восприятия женщины в студенческой среде // Женщины России на рубеже XX - XXI веков.
24. Голод С.И. XX век и тенденции сексуальных отношений в Рос-сии. СПб., 1996.
25. Городникова М.Л. Гендерный фактор и распределение социальных ролей в совре-менном обществе // Гендерный фактор в языке и коммуникации. Иваново, 1999.
26. Грошев И.В. Гендерные исследования в психологии // Гендерные исследования в гуманитарных науках: современные подходы. Материалы междунар. науч. конф. Иваново, 2000. Ч.I.
27. Грошев И.В. Образ пола в рекламе // Журнал прикладной психологии. 1999. № 1.
28. Данилова О.А. Гендерный аспект дискурса власти // Гендерные исследования в гу-манитарных науках. Ч. III.
29. Женщина и визуальные знаки / Под ред. А. Альчук. М., 2000.
30. Зверева Г. Формы репрезентации русской истории в учебной литературе 1990-х го-дов: Опыт гендерного анализа // Пол, гендер, культура. М.; Фрайбург, 1999.
31. Здравомыслова Е., Герасимова Е., Троян Н. Гендерные стереотипы в дошкольной детской литературе // Преображение. 1998. № 6.
32. Здравомыслова О.М. Российская семья в 90-е годы: жизненные стратегии мужчин и женщин // Гендерный калейдоскоп.
33. Каган В.Е. Половые аспекты индивидуальности // Психологические проблемы ин-дивидуальности. М., 1984. Вып. 2.
34. Каган В.Е. Семейные и полоролевые установки у подростков // Вопросы психоло-гии. 1987. № 2.
35. Каган В.Е. Стереотипы мужественности и женственности и образ "Я" // Вопросы психологии. 1989. № 3.
36. Кайдаш С. О женской культуре // Феминизм: Восток. Запад. Россия. М., 1993.
37. Каменецкая Н.Ю. Феномены массовой культуры или визуальность гендерных реалий // Семья, гендер, культура: Материалы междунар. конф. 1994 - 1995 гг. М., 1996.
38. Кирилина А.В. Гендер: лингвистические аспекты. М., 1999.
39. Кирилина А.В. Гендерные аспекты этнических представлений: (По результатам пи-лотажного исследования) // Гендерный фактор в языке и коммуникации.
40. Кирилина А.В. Гендерные стереотипы, речевое общение и пол говорящего // Жен-щина в российском обществе. 1999. № 2.
41. Кирилина А.В. Мужественность и женственность с точки зрения лингвиста // Жен-щина в российском обществе. 1998. № 2.
42. Клецина И. Гендерная социализация. СПб., 1998.
43. Клименкова Т.А. Женщина как феномен культуры: Взгляд из России. М., 1996.
44. Коврикова О.И. Гендерные стереотипы в наследство и их проявление сегодня // Женщина в зеркале социологии. Иваново, 1999. Вып. 2.
45. Коломейская Н. Школа делает из мальчиков и девочек "унисекс" // Сегодня. 1998. 5 февр.
46. Кон И.С. Материнство и отцовство в историко-этнографической перспективе // Со-ветская этнография. 1987. № 6.
47. Кон И.С. Меняющиеся мужчины в меняющемся мире // Гендерный калейдоскоп.
48. Кон И.С. Мужские исследования: меняющиеся мужчины в изменяющемся мире // Введение в гендерные исследования: В 2 ч. Харьков, 2001. Ч. I.
49. Кон И.С. Психология половых различий // Вопросы психологии. 1981. № 2.
50. Кон И.С. Ребенок и общество. М., 1988.
51. Кондратенко Г. Об особенностях стереотипизации // Вестник МГУ. 1968. № 1.
52. Коноплева Н.А. Одаренность и гендер // Женщина в российском обществе. 2000. №1.
53. Константинова В. Власть и женщина, женщины во власти: Реализация права женщин на политическое участие и представительство на уровне принятия решений // Права женщин в России: Исследование реальной практики их соблюдения и массовое сознание. М., 1998. Т. 2.
54. Коростылева Н.Н. Социальный статус женщин и мужчин накануне третьего тысяче-летия: конфликт ролей // Женщины России на рубеже XX - XXI веков.
55. Косыгина Л.В. Гендерные стереотипы и профессиональная ориентация молодежи // Российское общество накануне XXI столетия.
56. Котлова Т.Б., Смирнова А.В. Гендерные стереотипы в учебниках начальной школы // Женщина в российском обществе. 2001. № 3/4.
57. Котовская М.Г. Мужские и женские образцы поведения в традиционном обществе // Гендер и этнические стереотипы. М., 1999.
58. Кочкина Е.В. Обзор гендерной экспертизы российского законодательства // Обще-ственные науки и современность. 2000. № 4.
59. Кочкина Е.В. Разработка феминистской политологической концепции: изменяющаяся роль женщины и пересмотр теории политики // Женщина и культура. М., 1998.
60. Лейвен-Турновкова И. ван. Структура оппозиции левого как женского и правого как мужского в европейском ареале // Гендер: Язык, культура, коммуникация. М., 1999.
61. Липовская О.Г. The Mythology of Womanhood in Contemporary "soviet" Culture // Women in Russia: a New Era in Russian Feminism. L., 1994.
62. Лунин И.И., Старовойтова Г.В. Исследование родительских полоролевых установок в разных этнокультурных средах // Этнические стереотипы мужского и женского поведения. М., 1991.
63. Малышева М.М. Современный патриархат: Социально-экономическое эссе. М., 2001.
64. Машкова Е. Отчет по сюжетному анализу передач телевизионных каналов: Мате-риалы межрегион. фестиваля "Женская тема". Набережные Челны, 1998.
65. Мид М. Культура и мир детства. М., 1988.
66. Мишель А. Долой стереотипы! Преодолеть сексизм в книгах для детей и школьных учебниках. Париж, 1986.
67. Нечаевский Д.Л. Изучение стереотипов маскулинности / фемининности у школьни-ков: (Опыт социологического исследования) // Гендерные исследования в гуманитарных нау-ках. Ч.II.
68. Новикова С.Ю., Авилова И.А. Гендерные стереотипы в текстах "русской попсы" // Российское общество накануне XXI столетия.
69. Паутова Л.А. В каждом рисунке - гендер // Гендерные исследования в гуманитар-ных науках: современные подходы. Ч.III.
70. Попова Л.В. Гендерная социализация в детстве // Гендерный подход в дошкольной педагогике: теория и практика. Ч. I.
71. Попова Л.В. Некоторые тенденции в целостных ориентациях девочек и мальчиков млад-шего подросткового возраста // Женщина в российском обществе. 1996. № 4.
72. Попова Л.В. Проблемы самореализации одаренных женщин // Вопросы психологии. 1996. № 2.
73. Потолок пола / Под ред. Т. Барчуновой. Новосибирск, 1998.
74. Прихожан А.М. Анализ содержания образа "Я" в старшем подростковом возрасте у учащихся массовых школ и школы-интерната // Возрастные особенности психического разви-тия детей. М., 1982.
75. Прихожан А.М. Изучение образа "Я" у подростков и юношей в аспекте их подго-товки к семейной жизни // Психолого-педагогические проблемы воспитания детей в семье и подготовки молодежи к семейной жизни. М., 1980.
76. Пушкарева Н.Л. Гендерная асимметрия современной социализации и перспективы гендерной педагогики // Гендерный подход в дошкольной педагогике: теория и практика. Ч. I.
77. Пушкарева Н.Л. Сексизм в литературе для детей и пути его преодоления // Там же.
78. Репина Т.А. Анализ теорий полоролевой социализации в совре-менной западной психологии // Вопросы психологии. 1987. № 2.
79. Рубчак М. Миф женственности: эволюция феминистского сознания в Украине и России // Гендерные исследования: Феминистская методология в социальных науках. Харьков, 1998.
80. Рябов О.В. Миф о русской женщине в отечественной и западной историософии // Гендерные отношения в России.
81. Рябов О.В. Русская философия женственности (IX - XIX вв.). Иваново, 1999.
82. Рябов О.В., Смирнова А.В. Гендерные стереотипы в образах родины в массовом сознании советского общества // Гендерные отношения в России.
83. Рябова Т.Б. Женщина в истории западноевропейского средневековья. Иваново, 1999.
84. Рябова Т.Б. Маскулинность в российском политическом дискурсе: история и совре-менность // Женщина в российском обществе. 2000. № 4.
85. Рябова Т.Б. Материнская любовь в русской средневековой традиции // Женщина в российском обществе. 1996. № 1.
86. Семашко И. Механизмы воспроизводства этнокультурных традиций в семье // Женщина и свобода: пути выбора в мире традиций и перемен. М., 1994.
87. Синельников А.С. В ожидании референта: маскулинность, феминность и политика гендерных репрезентаций // Женщина. Гендер. Культура. М., 1999.
88. Смирнова А.В. Функционирование социального стереотипа матери в советской массовой культуре: (На примерах советской песни) // Российское общество накануне XXI сто-летия.
89. Стефаненко Т.Г. Социальные стереотипы и межэтнические отношения // Общение и оптимизация совместной деятельности. М., 1987.
90. Темкина А. Женский путь в политику: гендерная перспектива // Гендерное измерение социальной и политической активности в переходный период // Труды ЦНСИ. СПб., 1996. № 4.
91. Темкина А., Здравомыслова Е. Социальное конструирование гендера как феминист-ская теория // Женщина. Гендер. Культура.
92. Томская М.В. Гендерный аспект социального рекламного дискурса // Гендер: язык, культура, коммуникации: Докл. междунар. науч. конф. 25 - 26 ноября 1999 года. М., 2001.
93. Туркина О.В. Пип-шоу: (Идиоадаптация образа женщины в российской телерекла-ме) // Семья, гендер, культура.
94. Ушакин С. Видимость мужественности // Знамя. 1999. № 2.
95. Ушакин С. Пол как идеологический продукт: О некоторых направлениях в россий-ском феминизме // Преображение. 1998. № 6.
96. Уэст К., Циммерман Д. Создание гендера / Пер. Е. Здравомысловой // Труды ЦНСИ. СПб., 1996. № 4.
97. Хасбулатова О.А. Гендерные стереотипы в политической культуре: специфика рос-сийского опыта // Женщина в российском обществе. 2001. № 3/4.
98. Хоткина З.А. Когда дети становятся взрослыми: негативные последствия патриархатной социализации в детстве // Гендерный подход в дошкольной педагогике. Ч. I.
99. Шведова Н.А. Гендерный подход как фактор политической культуры // Гендерный калейдоскоп.
100. Шибанова Е.А. Стереотип маскулинности в советской и современной российской песне // Женщина в российском обществе. 2001. № 3/4.
101. Шибанова Л.А. Стереотип маскулинности в массовом сознании российского обще-ства // Там же.
102. Шилова Т.А. Миф о русской женщине // Там же.
103. Шихирев П.Н. Исследование стереотипа в американской соци-альной науке // Во-просы философии. 1971. № 5.
104. Шихирев П.Н. Современная социальная психология. М., 1999.
105. Щеглова С.Н. Гендерные модели поведения: анализ школьных учебников // Жен-щины России на рубеже XX - XXI веков.
106. Щепанская Т.Б. Женщина, группа, символ: (На материалах молодежной субкульту-ры) // Этнические стереотипы мужского и женского поведения.
107. Этнические стереотипы мужского и женского поведения. М., 1991.
108. Юрчак А. Миф о настоящем мужчине и настоящей женщине в российской телеви-зионной рекламе // Семья, гендер, культура.
109. Юферева Т.И. Особенности формирования психологического пола у подростков, воспитывающихся в семье и в интернате // Возрастные особенности психического развития де-тей. М., 1982.
110. Юферева Т.И. Формирование представлений подростков о мужественности - жен-ственности как одно из условий подготовки молодежи к семейной жизни // Психолого-педагогические проблемы воспитания детей в семье и подготовки молодежи к семейной жизни.
111. Юферева Т.И. Формирование психологического пола // Формирование личности в переходный период от подросткового к юношескому возрасту. М., 1987.
112. Ядов В.А. К вопросу о стереотипизации в социоло-гии // Философские науки. 1960. № 2.
113. Яковлева А. Женщина в маскулинной культуре: Возможен ли диалог? // Преобра-жение. 1994. № 2.
114. Allport G.W. The Nature of Prejudice. N.Y., 1958.
115. Bem S. Sex Role Adaptability - One Consequence of Psychological Androgyny // Journal of Pers. and Social Psychology. 1975. N 31.
116. Bem S.L., Bem D.J. Case Study of Non-conscious Ideology: Training the Women to Know Their Place // Beliefs, Attitudes and Human Affairs / Ed. D.J. Bem. Belmont, 1970.
117. Bisaria S. Identification and Elimination of Sex Stereotypes in and from Education Programmes and School Textbooks // UNESCO. 1985. October.
118. Bonnell V.E. Iconography of Power: Soviet Political Posters under Lenin and Stalin. Berkeley, 1997.
119. Briffault R. The Mothers: A Study of the Origin of Sentiments and Institutions: In 3 vol. L.; N.Y., 1927.
120. Broverman et al. Sex-Role Stereotypes: A Current Appraisal // Journal of Social Issues. 1972. N. 28.
121. Burt M. R. Cultural Myths and Supports for Rape // Journal of Pers. and Social Psychology. 1980. N 38.
122. Ceulemans M. Mass Media: the Image Role and Social Conelitions of Woman. P., 1979.
123. Chaters S. Masculine, Feminine or Human. It., 1975.
124. Chodorov N. The Reproduction of Mothering. Univ. of Calif. Press., 1978.
125. Coleman A., Coleman L. Earth Father - Sky Father / Prenltice - Hall. 1984.
126. Connell R.W. Masculinities. Berkeley; Los Angeles, 1995.
127. Connell R.W. The Big Picture: Masculinity in Recent World History // Theory and Society. 1993. N 22.
128. Eccles J.S. Why Doesn't Jare Run? Sex Dibberences in Educational and Occupational Patterns // The Gifted and Talented Developmental Perspectives / Eds. F.D. Horowitz, M.O. Brien. Washington, 1985.
129. Fennema E. Sex - Related Differences in Mathematics Achievement: Where and why? // Mathematics. 1984. Vol. 3.
130. Fishman J. An Examination of the Process and Function of Social Stereotyping // The Journal of Social Psychology. 1956. Vol. 3.
131. Groth N.S. Vocational Development for Gifted Girls. ERIC Document Reproduction Service N ED 931747. 1969.
132. Hagen R.L., Kahn A. Discrimination Against Competent Women // Journal of Appl. Social Psychology. 1975. N 5.
133. Heldt B. Terrible Perfection: Women and Russian Literature. Bloomington, 1987.
134. Hollinger C.L., Fleming E.S. A Longitudinal Examination of Life Choices of Gifted and Talented Young Women // Gifted Child Quart. 1992. Vol. 36. N 4.
135. Hollingworth L.S. Gifted Children: Their Nature and Nurture. N.Y.; Macmillan, 1926.
136. Holter H. Sex Roles and Social Change // Acta Sociologica. 1971. N 14.
137. Hubbs J. Mother Russia: The Feminine Myth in Russian Culture. Bloomington, 1988.
138. Huici C. The Individual and Social Functions of Sex Role Stereotypes // Social Dimension / Ed. H. Tajfel. Cambridge Univ. Press, 1984. Vol. 2.
139. Hunter J.E. Images of Women // Journal of Social Issues. 1976. N 32.
140. Jacobs J.S., Weisz V. Gender Stereotypes: Implucations for Gifted Education // Roeper Review. 1994. Vol. 16. N 3.
141. Kagan J., Moss H. The Stability of Passive and Dependent Behaviour from Childhood through Adulthood // Child Devel. 1960. Vol. 31.
142. Leary V.E. Some Attitudinal Barriers to Occupational Aspirations in Women // Psychol. Bull. 1974. N 81.
143. Levant R. Masculinity Reconstructed. N.Y., 1995.
144. Lippman W. Public Opinion. N.Y., 1922.
145. Maccoby E., Jacklin C. The Psychology of Sex Differences. Stanford Univ. Press, 1974.
146. Male Myths and Icons: Masculinity in Popular Culture. L., 1989.
147. Man and Masculinity. N.Y., 1974.
148. Mckee J.P., Sheriffs A.C. The Differential Evaluation of Males and Females // Journal of Pers. 1957. N 25.
149. Meehan-Waters B. Catherine the Great and the Problem of Female Rule // The Russian Review. 1975. Vol. 34. № 3.
150. Men, Masculinity and the Media. Newbury Park; Sage, 1992.
151. Neumann E. The Great Mother: An Analysis of the Archetype. Princeton, 1963.
152. Ragus M. Masculinity and Femininity: An Empirical Definition. Nijmegen, 1991.
153. Richter M.N. The Conceptual Mechanism of Stereotyping // American Sociological review. 1956. Vol. 21. N 5.
154. Sex-Role System: Psychological and Pedagogical Perspectives. L., 1978.
155. Silverman L.K. What Happens in the Gifted Girls? // Critical Issues in Gifted Education: Defensible Programs for the Gifted / Ed. C.J. Maker. Rockville, MD; 1986.
156. Singleton Ch. Sex Roles in Cognition // The Psychology of Sex Roles / Eds. F. Mitchel, B. Cagan. L., 1986.
157. Sjoberg S. Girls Need Science - Science Needs Girls // Ethics and Social Responsibility in Science Education. Oxford; etc., 1986.
158. Stoll C. Male-Female: Socialization, Social Roles and Social Structure. Iowa, 1974.
159. Tajfel H. Human Groups and Social Categories: Studies in Social Psychology. Cambridge, 1981.
160. Tajfel H. Intergroup Behavior // Introducing Social Psychology / H. Tajfel, C. Fraser. N.Y., 1978.
161. Tittle C. K. Gender Research and Education // Amer. Psychol. 1986. Vol. 41. N 10.
162. The Remasculinization of America: Gender and the Vietnam War. Bloomington, 1993.
163. The Social Psychology of Female-Male Relations: A Critical Analysis of Central Concepts. L., 1986.
164. The Stereotyping of Women. N.Y., 1983.
165. Vinacke E. Stereotypes as Social Concepts // The Journal of Social Psychology. 1957. Vol. 46.
166. Visser D. Sex Differences in Adolescent Mathematics Behavior // South Afr. J. of Psychol. 1987.Vol. 17.
167. Voronina O. Virgin Mary or Mary Magdalene?: The Construction and Reconstruction of Sex during the Perestroika Period // Women in Russia. S. l., 1994.
168. Women and Sex Roles. N.Y.; L., 1978.


Версия для печати Версия для печати

Архив

Архив

[an error occurred while processing this directive]
Портал создан при содействии Фонда им. Генриха Белля (Германия) и поддержан Посольством США в Москве и женским фондом Mama Cash
Редакция портала "Женщина и общество" благодарит Глобальный Фонд для Женщин (США) за поддержку в 2005 году
паспорт скан россия купить в интернет магазине онлайн http://pasportov.com/ [an error occurred while processing this directive]
РОО "Восток-Запад: Женские Инновационные Проекты"
Электронная почта: zhip@owl.ru, zhip@mail.ru
Телефон/факс: +7(499) 940-8294
[an error occurred while processing this directive]