НЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ

 

ЮННА МОРИЦ

Однажды мы встретились там, где я читала стихи, а Катя Максимова танцевала. Между нами возник родник откровения, где пуанты внутри кровавы, а стопа прекрасной балерины – синяя, фиолетовая, зелёная, от носка до лодыжки. Великое искусство кровоточит. Больно. И незабвенно.

* * *

      Максимова Катя, пуанты в крови,
      Искусство, которое требует плоти
      И жрёт её заживо!.. Не отрави
      Сиянье пронзительной боли на взлёте,

      Пронзительной боли сиянье – за грань,
      За раму, за тёмную суть благодати,
      Где публика тает, как масло... Не рань
      Забвеньем прозрачность Максимовой Кати, –

      Пуанты, где катина кровь шелестит,
      Висят в облаках, в раздевалке созвездий,
      На Лире орфейской, чья память грустит
      О тени крылатой в стеклянном подъезде.

      В стеклянном подъезде крылатая тень,–
      Её не узнать?.. Да с какой это стати?
      Искрится высокой природы ступень,
      Высокой природы Максимовой Кати.



Комментарии на Фейсбуке

 

   
 
 
 
 
 
 
 
Биография
Поэзия
Стихи для детей
Вернисаж
Проза
Рецензии и интервью
Библиография
На титульную страницуНаписать письмо
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru