НЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ

 

ЮННА МОРИЦ

Иван Сусанин – хулиган
(противозанудное средство)

1

        У Польши есть идей всё больше:
        Россию выгнать из ООН!
        Желаю русофобской Польше
        Создать ООНов миллион!

        И не из одного ООНа
        Россию выгнать, не из двух,
        А гнать её из миллиона
        ООНов!.. Действуй, польский дух!

        Из миллиона гнать ООНов
        Россию – с польской прямотой,
        С восторгом сладострастных стонов
        Великой Польши, столь святой!

        Великой Польше – всё подсилу,
        Она способна, изловчась,
        Ежеминутно гнать Россию –
        По шестьдесят гонений в час.

        О, счастье – каждую минуту
        Россию гнать и ей вредить!
        Идея светлая – цикуту
        Ей, как Сократу, присудить!

        Я обожаю польский разум,
        И вот идея – сладкий мёд:
        Россию отравите газом,
        Который вам она даёт.

        Избавить от России глобус –
        Великой Польши крупный план,
        Но есть на польский русофобус
        Иван Сусанин – хулиган!

2

        Иван Сусанин – хулиган,
        В один конец он водит лесом,
        И там даёт он по рогам
        Балбесам – русофобским бесам!

        Он водит их в один конец
        И не даёт билет обратный, –
        Даёт лизать им леденец
        Морозной чащи!.. Гад развратный!

        Он – туристический агент,
        Его портрет – на плавках с майкой,
        Он исторических легенд –
        Герой в лаптях и с балалайкой.

        Его рекламу по слогам
        С большим читаю интересом:
        "Иван Сусанин – хулиган,
        В один конец он водит лесом!.."

        Имея некоторый вес
        В кругах, где сами едут сани,
        Я попадаю в этот лес,
        Где трудится Иван Сусанин.

        А он – не тот, кому кранты
        Пророчат, боинги долбая.
        Иван Сусанин – я, и ты,
        И колокольчик, дар Валдая!

3

        Демонкратия Европы
        Омайданила страну,
        Сдемонкратила окопы
        И гражданскую войну.

        Сукраинить всю Россию,
        Сукраинить все мозги, –
        А не то – про лососину
        Даже думать не моги!

        Демон этих демонкратов
        Омайданит хоть кого,
        И шайтаны псаких штатов
        С ним сплотились боево!

        Но не будет омайданен,
        Как "большой интеллигент", –
        Кто?.. Сплошной Иван Сусанин,
        Всей России турагент!

        Он – сплошной, как лес дремучий,
        Он – сплошной, как небеса,
        Он – сплошной счастливый случай,
        Наш сплошной Иван Суса…

        На него строчат телегу,
        Сыплют санкции, как снег, –
        Но привык ходить по снегу
        Всей России Человек!

        Он видал и не такое,
        Слово честное даю!
        Пушкин здесь – одной строкою:
        "Чуя родину свою".

4

        Иван Сусанин? Он – не урка?
        Не сказка русского придурка?
        Не анекдот из тёмных сфер?
        И не флакон одеколона?
        А вы спросите Аполлона,
        Откуда муз его колонна
        И члена голого размер?
        И почему сомнений нету,
        Когда глядишь на правду эту, –
        Что если верить – так поэту,
        Зовут которого Гомер?

        Подделать можно документы,
        Лицо, но только не моменты
        Прозрений, озарений дрожь,
        Нельзя подделать искру Божью, –
        Любая правда станет ложью,
        А истиной – любая ложь!..
        Но сплошь – подделки и фальшивки,
        Они валяются, паршивки, –
        Не смей заглатывать наживки,
        Читатель, дорожи судьбой:
        Иван Сусанин – мы с тобой!

        Когда Сусанина Ивана
        Веками травят постоянно,
        Вопя, что рухнул он давно,
        Лежит в маразме, на помойке,
        В глухом лесу, без птицы-тройки,
        В Европу запаяв окно, –
        Тогда Иван не пишет писем,
        Где горько жалуется высям.
        Иван – прекрасен, независим,
        И оперу "Иван Сусанин"
        Он исполняет всё равно!
        И в этом – звёздное зерно.

5

        Когда в лесу полно орехов,
        Грибов, и ягод, и бобров, –
        Послы захватчиков приехав,
        Нарубят много русских дров!..

        Но есть немало описаний,
        Где поз особый перекос,
        Когда в лесу Иван Сусанин
        Устроит оперы наркоз!

        Он применяет эту хитрость,
        Чтоб нас никто не доканал, –
        Чтоб из России тихо вытрясть
        Коварной силы персонал.

        И персонал с таким наркозом
        Идёт, как дева под венец,
        Дремучим лесом и морозом –
        В один конец, где леденец!..

        Иван Сусанин, слава Богу,
        Неистребимый проводник, –
        Он знает русскую дорогу
        И всей душой в неё проник.

        Как только вышел он из леса,
        Не пьяный, а навеселе,
        Его приветствовала пресса,
        И мировая в том числе!

        Тому свидетелей в народе
        Полно! А буквоед сердит:
        Там чудеса? Там леший бродит?
        Русалка на ветвях сидит?

        Там? На неведомых дорожках?
        Следы? Невиданных зверей?
        Избушка? Там? На курьих ножках?
        Стоит? Без окон? Без дверей?

6

        Дразнить не надо человека,
        Однажды в нём проснётся зверь,
        А не израненный калека, –
        Не веришь? На себе проверь!

        Дразнить ещё опасней зверя, –
        Однажды бросит свой ночлег,
        И в силу разума поверя,
        Проснётся в звере человек.

        И все, кто зверя в нём дразнили,
        Получат разума урок, –
        А разум гения без гнили
        По силе действия широк.

        И с высоты, где этот разум
        Откроет все свои глаза,
        Он вас накроет медным тазом, –
        Кто против был, тот будет за!..

        – Зачем? – спросил Иван Сусанин.
        Зачем дразнить мою страну?
        Я не настолько оболванен,
        Чтоб ей барахтаться в плену.

        Спросил не вслух, а всей душою,
        Но вслух ему ответил лес:
        – Живя страной такой большою,
        Имей влияние и вес.

        И больше (раз, примерно, в десять!)
        Иван Сусанин в тот же миг
        Пошёл влиять, а также весить,
        Совет усвоив напрямик!

        И стал влиятельным, весомым
        Он историческим лицом,
        Давая взбучку хромосомам
        С анекдотическим концом.

        Иван Сусанин – наслажденье!
        Сегодня, глядя с высоты,
        Он – мимолётное виденье,
        Он – гений чистой красоты.

7

        Дела давно минувших дней,
        Преданья старины глубокой…
        В Одессе жарят, как свиней,
        Сограждан с русской подоплёкой.

        Физиология войны
        В таких нуждается закусках, –
        Там людоеды влюблены
        В жаркое из сограждан русских.

        Прекрасна русская нога,
        Оторванная людоедом, –
        Натрёшь головкой чеснока
        И жрёшь в харчевне за обедом.

        Иван Сусанин всех времён
        Один выходит на дорогу,
        А там какой-то охламон
        Сожрал от памятника ногу!

        И за углом идут на слом
        Другого памятника брюки, –
        Их называют русским злом
        И жрут от памятника руки.

        Иван Сусанин, притворясь
        Любителем такой расправы,
        Вступает в дружескую связь
        С руководителем оравы:

        – За мной! – сказал Иван, – За мной!
        В лесу я знаю все берлоги,
        Там в спячке русские зимой
        Сосут со свистом руки, ноги.

        Орава хлынула за ним,
        Скача, крича "Хероям – слава!"
        Что было дальше?.. Сохраним
        В глубокой тайне… Наше право!

8

        Из тех, кого Сусанин всех времён
        В один конец водил по русским чащам,
        Я знаю многих!.. Пляски их знамён –
        С того конца, который был пропащим!..

        Взамен лица – у них печать конца,
        Которым их достал Иван Сусанин, –
        И с этим выражением лица
        Они хотят Россию взять кусаньем!

        Я знаю, сколько лет и сколько зим
        Они терпели в ожиданье чуда,
        Когда Россию мы преобразим
        Настолько, что неясно – кто, откуда

        Потребует: "Сусанин всех времён,
        Плати за то, что мы не победили!"
        Но всех времён Сусанин так силён,
        Как надо легендарному водиле.

        История России такова,
        Что без водилы ей, России, – крышка!
        Её засунуть в печку, как дрова,
        Прискачет коллективная мартышка.

        Россия без водилы – главный приз
        Для тех, кого водил Иван Сусанин
        В один конец, где рос не кипарис,
        А рос мороз, как русский марсианин!

        В один конец водил он их войска.
        Платить за то, что нас не победили?
        Сусанин крутит пальцем у виска, –
        Зачётно легендарному водиле!

        И плюс к тому он в опере своей
        Поёт себя, а не чужую фразу.
        Сусанин всех времён и всех кровей,
        Которые – Россия, вся и сразу.

9

        Сусанизация страны?
        А где организация
        Антисусанинской волны
        И де-суса-низация?

        Сусанин – изверг, он водил
        Туда, куда не надо.
        Он – страшно русский крокодил,
        Злодей, исчадье ада!

        Сусанину прощенья нет!
        При всём своём таланте,
        Вы – отвратительный поэт,
        Россию не сусаньте!

        Антисусанинский отпор
        Вам даст организация, –
        Займётся вами Интерпол
        И де-суса-низация.

        На всю вы голову больны
        И стали сусанисткой,
        Сусанизация страны –
        Поступок твари низкой!

        Как вы могли так низко пасть
        В пучину сусанизма?
        Теперь любая ваша часть –
        Кончина организма!

        Вас похоронят под землёй,
        Вам не поставят статую!
        Я отвечаю: Ой-ёй-ёй!..
        И часть пишу десятую.

10

        Без грима Греции и Рима,
        В лесах, где клюквы пастила,
        Сусанин быстрорастворимый
        Одноконечно вёл дела.

        По нашим кочкам и овражью,
        Которых нет за рубежом,
        В один конец он силу вражью
        Водил огромным тиражом!

        Была в нём оперная искра,
        И пело всё его нутро!
        Потом он растворялся быстро, –
        Отсюда чайная "бистро"!

        И, если в суд потащит пресса
        Меня за эти чудеса,
        Воткну ей миф про Геркулеса,
        Который каша из овса!

        Да, азиаты мы и скифы,
        Но тайны, ведомые нам:
        Приказ не гробить наши мифы,
        Чужим завидуя штанам!

        Сопровождая вражью силу,
        Чьё имя было супостат,
        Иван Сусанин пел красиво
        И не сварился в супе дат!

        Его не съели в этом супе,
        Где дат наваристый бульон.
        И не боится чёрта в ступе
        Иван Сусанин всех времён!

        Он растворится с быстротою,
        Которой в жизни нет простой, –
        И сотворится ровно с тою
        Невероятной быстротой.

        Он существует первозданно,
        Поёт, подобно соловью,
        Который голос Левитана
        Включает в оперу свою!

        Но Левитанов – круг не узкий,
        Сусанин действует в лесах,
        Где Левитан, художник русский,
        Живёт, как звёзды в небесах.

        Да, азиаты мы и скифы,
        Но тайны, ведомые нам:
        Приказ не гробить наши мифы,
        Чужим завидуя штанам!

        Штаны чужие знамениты,
        И честно мы признать должны,
        Что на Россию, как магниты,
        Чужие действуют штаны!

        И я в одиннадцатой части
        Пошлю к Сусанину гонца –
        Спросить: "Иван Сусанин, здрасьте,
        С какого начинать конца?"

11

        Свирепы сладкозвучные сирены, –
        Чем слаще, тем свирепее они.
        Не только из морской волны и пены
        Звучат их песнопенья в наши дни.
        Сирены – миф, но вечно современны,
        Заманят и утопят!.. Слух заткни,
        Как делал Одиссей, усвой привычки
        Его ума, носи в ушах затычки,
        Что в переносном смысле – не сомлей
        От сладкозвучных воплей и соплей!

        Сусанин всех времён владеет этим
        Приёмом, и особенно отметим,
        Что всякой пены он сдувает спесь,
        Когда сирены скачут, как паяцы,
        Поют – куда идти, кого бояться,
        Кому сдаваться он обязан весь!
        Иван Сусанин – первозданный опыт,
        Его нельзя украсть, нельзя купить,
        И сам кого угодно он утопит,
        Когда его примчатся утопить!

        Иван Сусанин на вопрос гонца,
        С какого надо начинать конца,
        Листает лес, листает семь небес
        И достаёт скалистую страницу,
        Где в море – две скалы (на Х и С!..)
        Раздавят всех, но пропускают птицу, –
        И тот проскочит здесь, кто птицы без
        Не вычислит возможностей границу!
        На птицу глядя, и проскочит он,
        Кто будет Одиссеем всех времён!

        Двенадцатая часть – рассказ о ней,
        Способной превращать людей – в свиней.
        О свинстве всех времён и наших дней.

12

        В лесах морей, в морях лесов,
        Где носят в переносном смысле
        Напитки снов на коромысле
        И вёдра жутких чудесов,
        Часов, носов и голосов,
        И мозг выносят из трусов
        Идей, что без ведра повисли
        Причинной связью катастроф,
        Чьи строфы странствий не прокисли, –

        Там осусанен Одиссей
        И, всю историю просеяв,
        Не будь ханжой, как фарисей,
        А веселись душою всей,
        Сусанина проодиссеяв!
        Так веселится И.Бушмин,
        Читатель мой – без кислых мин!
        А с кислой миной на лице –
        Концерт совсем в другом конце.

        Цирцея – Циркуль Центрояда,
        А циркуль вписывает в круг.
        Сперва разбиться в щепки надо,
        Потом начнётся круг услуг.
        Цирцействуя под видом дамы
        В лучах роскошного дворца,
        Цирцея вытащит из ямы
        Команду корабельной драмы,
        Накормит плоть, взбодрит сердца –
        Путём цирцейского винца!
        Винцо забвенья – суть программы
        "С какого начинать конца".

        Как только Циркуль Центрояда
        Вписал гостей в коварный круг
        Цирцейских благ, исчезла вдруг
        Вся память сытого отряда,
        Вся память о стране своей
        Пропала, с неба до корней
        Вписалась в ноль! Того и надо –
        Для превращения в свиней!
        Их бьёт Цирцея, как скотину,
        Гоня в свинарник, чтоб закрыл
        На ключ он свинскую щетину
        Со свинским хрюком свинских рыл.

        Нет от Цирцеи панацеи.
        Не пей забвения вино!
        Вино забвения, оно
        Визжит в свинарнике Цирцеи!..
        Портретов рыл свиных – полно,
        И знаменитых, и с усами
        И с бородой!.. Иван Сусанин
        Мне приказал давным-давно
        Не пить забвения вино!
        И я не пью, имея страсть
        Попасть в тринадцатую часть!

13

        Сусанин всех времён, имея честь
        Себя в небесном зеркале прочесть, –
        Как мореход читает путь по звёздам, –
        Не только в тёмный бор завёл врагов,
        Набор патриотических долгов
        Платя стране, где был Сусанин создан
        И за неё погиб в лесу морозном.
        Нет!.. Вынесло его из берегов
        Поэтикой спасательных кругов, –
        Особой энергетикой слогов!..

        Иной читатель ищет с кислой миной
        Во всём – вражду России с Украиной
        И эту почву роет, как свинья, –
        Напрасный труд, нароешь пуд вранья,
        Нарытый пруд наполнишь дохлой рыбкой,
        Но ты закусишь ею, а не я,
        Не Одиссей с рассеянной улыбкой,
        Плывущий под защитой звёзд, планет,
        Где у Гомера (ясная холера!)
        Вражды России с Украиной нет, –
        Как на планетах, звёздах нет монет!..

        Иной читатель, свинство презирая,
        Забыл, что превращение в свинью –
        Не первая кошмарность, а вторая.
        Сперва забудешь родину свою,
        Сперва – вино забвения, напиток,
        Всю память вышибающий о том,
        Что не бывает родины избыток!
        А свиньями становятся потом,
        Когда забудут сердце, голова
        Слова – отечество и родина! Сперва –
        Вино забвения!.. Причина – такова!

        Сусанин всех времён и Одиссей,
        Их чувство родины – энергия единства.
        Когда заводишь двух таких друзей,
        Их чувство родины – рецепт от самосвинства!
        За чувство родины готов на свой манер
        Страну сожрать свинарник цирцеяда.
        Кто в чувство родины приводит? Спецбригада –
        Иван Сусанин, Одиссей, Гомер.
        Но свиньям – чувства родины не надо!
        Как пишет Пушкин: "Больше ничего
        Не выжмешь из рассказа моего".

        …Но если буду весело светла,
        Я кое-что достану из стола,
        Сусанин там – сто тысяч лет в обед!
        Всего России – двадцать с чем-то лет?
        А кто нахрюкал этот свинский бред?..

 

   
 
 
 
 
 
 
 
Биография
Поэзия
Стихи для детей
Вернисаж
Проза
Рецензии и интервью
Библиография
На титульную страницуНаписать письмо
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru