из цикла "Рассказы о чудесном"

Юнна Мориц

НИЧЕГО УДИВИТЕЛЬНОГО

Это было, когда проекты лесов и рощ, садов и парков, аллей и скверов живописно пылали в проекте осени, роняя проекты червонной листвы на проект необъятной местности, где сверкали проекты рек, озёр и морей с океанами, в которых плодились проекты рыб и плавали проекты лодок, яхт, кораблей, пароходов, а летали над ними проекты чаек, проекты уток, проекты гусей, лебедей, куропаток и альбатросов. Французский поэт Бодлер, считал, что проект альбатроса – это портрет поэта: прекрасно летает, особенно в проектах грозовых туч, где проекты грома и молний, но большие крылья мешают ему ходить, волочатся, путаются под ногами, за это над ним хохочут, издевательски дразнят птицу.

В проектах лесов и рощ созрели проекты грибов, орехов и ягод, проекты целебных трав. В проектах садов сочились проекты фруктов, благоухали проекты цветов, а в проектах полей созрели проекты хлебов и овощей. Благодатью таких проектов питался проект населения.

Там были также на горизонте проекты гор с проектами коз и овец, пастухов и охотников, проекты мельниц вертелись, проекты коптилен дымились, кипел проект молока, сливаясь в проект сыроварни. Проект в переводе на русский – замысел. Оттуда проекты колбас, копчёностей и сыров попадали в проекты закусок. И всем одинаково сияли проекты солнца, луны и звёзд в проекте небес, где летали и плавали туч проекты и облаков.

Проект Данте Алигьери ("Божественная комедия"), с проектом крылатого, горбатого носа, в тот день сидел в проекте плаща на проекте бульвара и весь отражался в проекте Днепра. Это было в проекте Рима. А мимо ходили проекты писаных красавиц с проектами усатых кавалеров, туда-сюда, сюда-туда, и все они вдруг исчезали в проекте зеркального ресторана, из дверей зеркальных и зеркальных окон которого одуряюще пахло проектом зеркального борща с пампушками, зеркальных вареников с вишнями, поросёнка в зеркальном горшочке, – ну сил нет терпеть и вслух такое произносить, проект головы кружится, проекты ушей звенят!

На этот волшебный звон молодецки явился проект зеркального швейцара: "Какая радость! Какая честь! Счастлив приветствовать! С детства знаю вас наизусть, от руки переписывал, на допросах пытки терпел, но не сознавался ни в чём! Какой ужасный проект был, когда они вас преследовали, отнимали гражданство, не издавали, а теперь за вас и за вашу могилу дерутся пять городов! Однако, зеркальная кухня у нас – роскошная, зеркальное мясо, зеркальная рыба, все морепродукты выловлены из зеркала в вашем присутствии. Платят у нас автографами: за выпивку – три штуки, за холодную закуску – две штуки, за мясное и рыбное – по три с половиной."

И прошептал он Данте в звенящее ухо: "У нас и проекты русалок плавают к посетителю – за мелкий черновичёк, – хоть на целую ночь до утра."

А зеркальный Осип Эмильевич зеркально сидел напротив и писал: "Дант, когда ему нужно, называет веки глазными губами… Итак, страданье скрещивает органы чувств, создаёт гибриды, приводит к губастому глазу".

…По улице мимо почтового настоящика шли усталые брэнды.

2006, 2015 г.

 

 
 
 
 
Проза
 
 
 
Биография
Поэзия
Стихи для детей
Вернисаж
Проза
Рецензии и интервью
Библиография
На титульную страницуНаписать письмо
   
Рейтинг@Mail.ru